Настоятель Сретенского монастыря архимандрит Вениамин (Петухов). Часть 1 - 14 Декабря 2009 - Официальный сайт кафедры теологии РГППУ
Пятница, 09-Дек-2016, 18:34

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта

Форма входа

 
Категории раздела
Новости и обновления на сайте [18]
Новости кафедры [9]
Студенческая жизнь [4]
Православные праздники [38]
Обзоры новостей и событий [107]
Радио Alfa [2]
Новости России и мира [15]

Информер погоды
Яндекс.Погода

Пробки в Екатеринбурге
Пробки на Яндекс.Картах

Что нового на форуме?

Главная » 2009 » Декабрь » 14 » Настоятель Сретенского монастыря архимандрит Вениамин (Петухов). Часть 1
13:14
Настоятель Сретенского монастыря архимандрит Вениамин (Петухов). Часть 1
Архимандрит Вениамин (Петухов)
Архимандрит Вениамин (Петухов)

Архимандрит Вениамин (Петухов) – один из замечательных церковных деятелей
XIX века. Он был ближайшим помощником Московского митрополита Филарета (Дроздова), наместником кафедрального Чудова монастыря и одновременно настоятелем сначала Сретенского – в 1859–1872 годах, а затем Покровского и Высокопетровского монастырей в Москве.

Архимандрит Вениамин (в миру Виктор Фортунатович Петухов) родился 20 мая 1818 года, в день памяти московского святителя Алексия, в городе Тобольске, в семье священника. Его отец служил в тобольской церкви Рождества Христова.

Первые годы жизни Виктор сопутствовал отцу во всех его переходах по Сибири – из Тобольска в Красноярск, Ачинск и Канск. К 10 годам, благодаря заботам своих родителей, он уже хорошо читал по-гречески. В это время, когда они жили в городе Канске, Виктор обратил на себя особое внимание архиепископа Иркутского Михаила (Бурдукова) и получил от него в подарок «Канон святой Пасхи»на греческом языке[1].

Виктор учился сначала в духовном училище, затем поступил в тобольскую семинарию. В 1839 году, когда его отец был кафедральным протоиереем в Иркутске, в связи с тяжелой болезнью матери Виктор перевелся из тобольской семинарии в иркутскую, которую окончил в 1840 году со степенью студента.

Впечатления детства часто имеют глубокое значение на всю жизнь человека. С ранних лет Виктор был свидетелем неутомимых трудов своего отца, с 1832 года занимавшегося в том числе и миссионерской деятельностью среди язычников, раскольников и сектантов, которыми так богата Сибирь.

После окончания курса богословских наук, по благословению архиепископа Иркутского, Нерчинского и Якутского Нила (Исаковича), 15 июля 1840 года Виктор Фортунатович Петухов был определен на должность учителя в иркутское приходское училище, во 2-й класс, и назначен на священническое место к Воскресенской церкви.

Получив назначение в священство, Виктор должен был вступить в брак. В скромной купеческой семье Котельниковых он нашел себе спутницу жизни – Александру Семеновну Котельникову.

В день Святой Троицы 18 мая 1841 года он был рукоположен во диакона архиепископом Нилом, а на другой день – в день Святого Духа – во священника иркутской Воскресенской церкви.

Иерей Виктор Петухов 15 июля 1842 года был переведен из иркутского приходского училища в низшее отделение иркутского уездного училища, в котором преподавал греческий язык, арифметику, церковный устав и нотное пение.

Способности и прилежание к поручаемым делам обратили на него внимание начальства, и 22 октября 1842 года он был назначен еще и членом временного ревизионного комитета по семинарии, а через несколько дней, 7 ноября того же года, – помощником инспектора иркутских духовных училищ.

Все ему предвещало блестящую будущность, но два тяжелых горя, последовательно поразивших отца Виктора: лишение своей дорогой родительницы и нежно любимой супруги – побуждают его изменить избранный путь.

Оставшись бездетным вдовцом и полусиротой, он покидает Иркутск 16 января 1843 года, отправившись через Москву на богомолье в Киев.

Побывав в Троице-Сергиевой лавре, поклонившись московским и киевским святыням, он отправляется в Петербург с целью поступить в духовную академию, но от этой мысли был отклонен ректором академии владыкой Афанасием (Дроздовым). Тогда отец Виктор возвращается в Москву.

В Москве, в кафедральном Чудове монастыре, он был удостоен внимания святителя Филарета (Дроздова). После личного келейного объяснения с владыкой и его благословения отец Виктор 13 февраля 1844 года вступил в братство Чудова монастыря. Здесь с 17 декабря 1845 года он был назначен владыкой Филаретом исправлять чередное служение в домовой Крестовой церкви его высокопреосвященства на Троицком подворье.

Через два года после вступления в монастырь, 25 ноября 1846 года, накануне памяти святителя Иркутского Иннокентия (Кульчицкого), был пострижен здесь, на Троицком подворье, митрополитом Филаретом в монашество с наречением имени Вениамина – в знак того, что отец Виктор был по счету двенадцатым и при этом последним пострижеником владыки.

За годы служения в Крестовой церкви иеромонах Вениамин составил весьма драгоценный материал, имеющий довольно скромное название – «Домашняя записка о служениях архиерейских и о разных случаях», который охватывает время с 1 сентября 1847 года по 23 марта 1853 года.

Всего в Крестовой церкви иеромонах Вениамин служил в течение 7 лет и 4 месяцев: с 17 декабря 1845 года по 14 апреля 1853 года. Перед каждым отъездом владыки в Троице-Сергиеву лавру и в другие загородные монастыри ранняя литургия служилась в 3 час утра, так как владыка всегда выезжал из Москвы в 5 часов утра. В холерные годы кроме литургии совершаем был и напутственный молебен с коленопреклонением. При болезнях или слабости здоровья владыки всенощная совершалась отцом Вениамином в моленной его высокопреосвященства. В большинстве случаев новопоставленные в сан иерея, протоиерея, игумена или архимандрита в Крестовой церкви совершали литургию в сослужении с отцом Вениамином.

У отца Вениамина были духовные дети, в их числе была и матушка митрополита Филарета Евдокия Никитична. Иеромонах Вениамин настолько почитал благочестивую старицу матушку Евдокию Никитичну, что описанием ее кончины закончил свою «Домашнюю записку».

Из составленной им «Записки» мы также узнаем, что владыка Филарет 23 июня 1848 года[2], 26 августа 1850 и 1852 годов служил в Сретенском монастыре, а 19 февраля 1850 года возвел строителя Сретенского монастыря иеромонаха Ионафана в сан игумена[3].

Долговременные труды и усердие к службе отца Вениамина не остались без внимания со стороны владыки. В сочельник, накануне Рождества Христова в 1852 году, владыка служил в Крестовой церкви и наградил отца Вениамина набедренником. Это была первая награда, полученная им в духовном сане.

Иеромонах Вениамин 14 апреля 1853 года был назначен на должность эконома Московского архиерейского дома и кафедрального Чудова монастыря.

В знак особого внимания он удостоился получить 18 апреля 1853 года от митрополита Филарета «Полный служебник» в малиновом бархатном переплете со следующей собственноручной подписью владыки: «Даяй молитву молящемуся, да дарует дух молитвы внимающему и очищающему себе и да исполнит во благих желания. Апр[еля] 18-го, 1853».

6 ноября 1853 года отец Вениамин был назначен и духовником ставленников. Обе эти должности он занимал до 5 мая 1857 года.

Вступив в должность эконома Чудова монастыря, отец Вениамин старался ознакомиться с хозяйственным положением монастыря во всех подробностях. Он даже осмотрел монастырские чердаки, где нашел портрет патриарха Всероссийского Иова в значительно испорченном виде. Портрет этот им был приведен в приличный вид. Отец эконом пополнил и привел в систематический порядок портреты Московских патриархов и митрополитов, поместив их в золотые рамы с надлежащими надписями.

В нижнем подвале под Архангельскою церковью, осматривая надгробные памятники почивающих там владык, отец Вениамин списал следующую малоизвестную москвичам надпись:

«Надгробная надпись

преосвященным московским: архиепископу Платону (Малиновскому) и митрополиту Тимофею (Щербатскому), погребенным в Чудовом монастыре, из коих первый 14 июня 1754, а второй 18 апреля 1757 года преселился на вечную жизнь:

Московские пастыри Платон и Тимофей,
Ученья в жизни быв светом сопряжены,
В един гроб здесь по смерти положены,
В едином звании скончав теченье дней.

Платон учителем у Тимофея был,
И Высшим сделано сие определенье:
Чтоб Тимофей, приняв Платоново ученье,
В Москве на пастырский по нем престол вступил.

Читатель! Ты, на гроб зря пастырей двоих,
С усердием к Творцу пролей мольбу слезами,
Чтоб совокупльшихся в сем гробе телесами
И дух на небесах был неразлучен их».

Надпись эта была сочинена архимандритом Димитрием (Грозинским).

Отец Вениамин был также частным, домашним казначеем собственных средств владыки Филарета, из которых почти ежедневно, по словесному распоряжению или по резолюции владыки на просительных письмах, выдавались пособия не только в Москве, но и рассылались повсюду. Кроме единовременных пособий выдавались еще некоторым лицам ежемесячные пособия, благодетельствовавшие сотни весьма почтенных семейств, случайно впавших в бедность или за смертью и болезнью родителей, или за оставлением службы, или по другим причинам. Все эти пособия владыки шли через руки отца Вениамина.

С открытием военных действий в Крыму он направляет благотворения в открывшийся тогда комитет – на военные издержки Крымской компании 1853–1856 годов. Иеромонаху Вениамину было поручено 25 августа 1854 года и исправление должности казначея этого комитета.

По ходатайству святителя Филарета 17 апреля 1857 года за усердную службу отец Вениамин был награжден от Святейшего Синода наперсным крестом.

ЕНИСЕЙСКИЙ СПАССКИЙ МОНАСТЫРЬ

По указанию архиепископа Ярославского Нила (Исаковича), в это время присутствующего в Святейшем Синоде и знавшего отца Вениамина еще по службе в Иркутске, последний был назначен настоятелем енисейского Спасского монастыря. Митрополитом Московским Филаретом 5 мая 1857 года он был произведен в архимандрита этого монастыря. В знак своего внимания владыка благословил его из Чудской ризницы митрою и архимандричьим крестом.

Архимандрит Вениамин прибыл в енисейский Спасский монастырь 7 августа 1857 года. В кратковременное свое управление монастырем он успел настолько приобрести любовь и расположение граждан города Енисейска, что при их участии монастырь во всех отношениях был приведен им в лучший порядок.

При отце Вениамине и само число монастырской братии увеличилось прибытием многих ее членов из Москвы.

3 мая 1858 года архимандрит Вениамин был назначен и первоприсутствующим в Енисейском духовном правлении.

В 1858 году отец Вениамин решился опять проситься в Москву – в связи с расстройством здоровья из-за тяжелого климата Енисейска. По словам докторов, в сыром и болотистом Енисейске при холодах, и особенно при резких ежедневных переходах из тепла в холод, при недостаточности в городе медицинских средств дальнейшее пребывание тут архимандрита Вениамина было нежелательно.

Епископ Томский Парфений (Попов), к епархии которого тогда принадлежал Енисейск, 1 июня 1859 года писал архимандриту Вениамину: «Жаль, что Вы оставляете нас, и крайне жаль. Во все время пребывания Вашего в енисейском монастыре и управления им я совершенно успокоился, а теперь опять начались скорби. Но для меня утешительно будет то, если Господь за Ваши труды наградит Вас спокойствием и здоровьем и лучшим местом в благочестивой нашей столице. Приношу Вам искреннюю благодарность за все доброе, что Вы сделали для монастыря енисейского. Енисейск жалеет о Вас»[4].

По указу Святейшего Синода, 11 августа 1859 года отец Вениамин из енисейского Спасского монастыря был переведен настоятелем Сретенского монастыря в Москве[5]. Одновременно (16 августа 1859 года) состоялась резолюция владыки Филарета, которою архимандрит Вениамин назначался и наместником его высокопреосвященства в Чудовом монастыре.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АРХИМАНДРИТА ВЕНИАМИНА

С возвращения в Москву отца Вениамина владыка Филарет вновь передал ему свои частные суммы для раздачи нуждающимся. Несмотря на свои сложные занятия, архимандрит Вениамин не отказывался ни от одного из возлагающихся на него владыкою поручений, а в доверии владыки он видел перст Божий, указующий ему, куда – всецело на общую пользу – должна быть направлена его деятельность.

Архимандрит Вениамин состоял членом многих благотворительных учреждений: комитета по сбору средств в пользу сирийских христиан (1860–1862), комитета для принятия и хранения приношений на создание в Москве храма во имя благоверного князя Александра Невского (1863–1887), комитета при архиве консистории (1864–1884), комитета по сбору пожертвований в пользу пострадавших от пожара в Симбирске (1864), комитета по сбору пожертвований в помощь пострадавшим христианам на острове Крит (1867), комитета по сбору пожертвований для пострадавших от неурожая хлеба в 1867 году (1868), комиссии по постройке нового архиерейского дома в подмосковном селе Черкизове с домовой церковью во имя святителя Алексия, митрополита Московского, и Иннокентия, епископа Иркутского, (1868), комитета для раздачи пособий бедным в Москве (1871–1882), комиссии по устройству в Чудовом монастыре архиерейских помещений с домовой церковью во имя апостола Андрея Первозванного (1880), комитета по сбору пожертвований ризничих вещей и церковной утвари в православные храмы Закавказского края и вновь присоединенных областей Карской и Батумской (1882). Кроме того, он был председателем братств равноапостольной Марии (1871–1882) и святителя Петра (1872–1888).

Архимандрит Вениамин принимал посильное участие в восстановлении Православия на Кавказе и в Палестине и состоял членом соответствующих обществ.

Как ближайший исполнитель предначертаний митрополита Филарета, отец Вениамин, наместник Чудова монастыря, принимал живейшее участие в начальных судьбах и устройстве Московского единоверческого монастыря.

Звание члена в комитетах по раздачи пособий беднейшим жителям Москвы – звание почетное, и само назначение туда выражало доверие архимандриту Вениамину от владыки, личные его качества. Сведения о бедных тогда собирались по приходам, через местных благочинных. От всех церквей представлялись в комитеты списки, по которым и делались выдачи пособий сообразно с положением и нуждами бедных.

Находясь, с благословения владыки, у правительственной раздачи пособий бедным и неимущим, отец Вениамин и своими средствами старался помогать другим. Он сделал довольно значительное пожертвование критским христианам в 1867 году, помогал своими вкладами в 1870 году Островской богадельне для бедных духовного звания и пострадавшим от голода в Самарской губернии в 1874 году. Кроме того, им сделаны были пожертвования: в вологодскую семинарию, Мариинское попечительство для призрения слепых, симферопольское Александро-Невское братство при семинарии, в братство святителя Николая в Москве, в калужскую Тихоновскую пустынь, в иркутский Знаменский монастырь, где похоронена его мать, в енисейский Спасский монастырь, в село Ильинское Ишимского округа – на родину отца.

Из сохранившихся бумаг отца Вениамина видно, что те пожертвования, которые вошли в его формулярный список, составляют только незначительную часть тех благотворений, которые он делал на пользу ближнего и Церкви.

Не довольствуясь одними денежными пособиями, отец Вениамин нередко своим влиянием и знакомством старался оказать помощь неимущим. В его бумагах сохранилась переписка с графом Д.Н. Шереметьевым и другими влиятельными лицами относительно устройства участи нескольких бедных семейств.

Архимандрит Вениамин имел множество наград. У него был темно-бронзовый наперсный крест на Владимирской ленте – в память войны 1853–1856 годов. По представлению высокопреосвященного Филарета 14 мая 1867 года отец Вениамин был сопричислен к ордену святой Анны 2-й степени. При представлении к этому ордену митрополит Филарет сделал следующую аттестацию: «В священнослужительстве 25 лет. Значительные, по характеру места, должности эконома и потом наместника кафедрального монастыря; относительно руководства братии, порядка и кафедрального хозяйства проходил и проходит с особенным достоинством и верно исполняет особые поручения»[6].

Драгоценным для отца Вениамина подарком от владыки Филарета был пояс, который святитель подарил ему за две недели до своей кончины 19 ноября 1867 года.

При митрополите Московском Иннокентии (Попове-Вениаминове) архимандрит Вениамин удостоился получить 3 апреля 1871 года корону на орден святой Анны 2-й степени; 12 апреля 1875 года сопричислен к ордену святого Владимира 4-й степени. 26 мая 1876 года за неутомимые труды по братству святой Марии отцу Вениамину всемилостивейше пожалован государыней императрицей золотой наперсный крест.

Архимандрит Вениамин 20 июля 1878 года был сопричислен к ордену святого Владимира 3-й степени. В этом же году ему разрешено принять и носить пожалованный Сербским князем Миланом Обреновичем Командорский крест 3-й степени. В 1879 году он получил знак Красного Креста. Согласно постановлению Главного управления Общества попечения о раненных и больных воинов от 23 августа 1880 года, архимандрит Вениамин получил еще и другой знак Красного Креста.

Кроме того, отец Вениамин имел большую серебряную медаль в память священного коронования их императорских величеств и золотую медаль в память освящения храма Христа Спасителя.

НАМЕСТНИК ЧУДОВА МОНАСТЫРЯ (1859–1884)

Должность наместника в Чудовом монастыре отец Вениамин исполнял в течение 25 лет и 4 месяцев, при четырех митрополитах Московских: Филарете (Дроздове), Иннокентии (Попове-Вениаминове), Макарии (Булгакове) и Иоанникии (Рудневе) – с 16 августа 1859 года, когда последовало назначение его членом Московской духовной консистории.

По должности Чудовского наместника отец Вениамин имел многократные случаи встречать в Чудовом монастыре государя императора и других высочайших особ. В записной книжке отца Вениамина, найденной в его бумагах, значится: «19 ноября 1879 года подносил я государю императору Александру Николаевичу икону святителя Алексия, и государь, приняв икону, соизволил сказать: ”Благодарствую”»[7].

С поручением от владык митрополитов Филарета, Иннокентия и Макария отец Вениамин нередко бывал во дворце и потому давно уже лично был известен царской фамилии.

3 июля 1861 года, во время наместнического управления Чудовым монастырем отца Вениамина, исполнилось 40 лет управления московскою паствою митрополита Филарета. По этому случаю всей братией Чудова монастыря во главе с ее наместником поднесены были владыке при адресе сребропозлащенные сосуды и икона святителя Алексия. «Видим, – говорилось в адресе от всей братии Чудова монастыря, – особенное на святительстве Вашем благословение Божие, вкупе же и о нас попечение в этом должнейшем паче бывших пред Вами архипастырей, благодетельном и мудром управлении Вашем; видим, что Господь избрал и освятил Вас на великие и трудные дела, а потому блюдет Вас яко зеницу ока, охраняя Вас от всякого зла, подавая Вам, как всегда, и в настоящем, ослабевающем по естестве возрасте неимоверную силу и крепость к понесению трудов, забот, скорбей и всяких лишений, коими знаменуется апостолоподобное служение Ваше»[8].

Святитель Филарет 28 сентября 1864 года писал отцу Вениамину: «Имею причину просить Вас, чтобы Вы… прилежно стерегли Чудов и Сретенский. Великий охранитель нас, недостойных стражей дома его, святитель Алексий да охранит нас от всякия скорби, гнева и нужды и всякого зла»[9].

На время управления Чудовым монастырем отца Вениамина падает и 500-летие этой обители, исполнившееся 6 сентября 1865 года, но это празднество ограничилось только священнослужением преосвященного викария Московского Саввы без особенных праздничных обстановок, так как это не было в характере митрополита Филарета. В этот день сам владыка был в лавре.

Ко времени же отца Вениамина относится и 50-летний юбилей служения в архиерейском сане митрополита Филарета, который был празднуем всей Россией 5 августа 1867 года. И в Чудовом монастыре, и в Сретенском, настоятелем которого также был отец Вениамин, в этот день совершались благодарственные молебны со звоном[10].

При митрополите Макарии образована была особая комиссия по устройству в Чудовом монастыре архиерейских помещений с домовою церковью во имя апостола Андрея Первозванного, и членом этой комиссии был назначен отец Вениамин.

Монастырская братия почитала, любила и уважала отца Вениамина не как только начальника, но как своего отца и духовного руководителя, и подчиненные его надолго сохранили о нем самую благодарную память.

Братия Чудова монастыря 16 августа 1884 года по случаю исполнившегося 25-летия архимандрита Вениамина в должности наместника выразила ему особую признательность поднесением иконы Нерукотворного образа Спасителя, празднование которому совершается 16 августа. Икона эта на кипарисной доске, в сребропозлащенной ризе, украшенной эмалью, изящной работы в старинном русском стиле. На оборотной стороне иконы на серебряной дощечке вырезана следующая надпись: «Его высокопреподобию, всечестнейшему отцу наместнику кафедрального Чудова монастыря священноархимандриту Вениамину и разных орденов кавалеру в знак смиренной и глубокой признательности от старшей братии Чудова монастыря (далее следуют подписи 11 иеромонахов и 3 иеродиаконов) за 25-летнее (1859–1884) усердное служение, отеческое попечение и полезное управление во вверенной ему нашей обители»[11].

НАСТОЯТЕЛЬ СРЕТЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ (1859–1872)

Одновременно с наместничеством в Чудове монастыре архимандрит Вениамин настоятельствовал и в других монастырях. С 11 апреля 1859 года по 10 апреля 1872 года он был настоятелем Сретенского монастыря[12].

Заботы его главным образом устремлены были на благоустройство обители, соблюдение в ней порядка и на усиление монастырских средств. Все постройки монастыря находились в весьма ветхом состоянии и нуждались в значительном исправлении.

Архимандрит Вениамин 1 июня 1862 года писал митрополиту Филарету, что во вверенном ему Сретенском монастыре «на соборной и святителя Николая церквях штукатурка во многих местах отвалилась и ее необходимо исправить, все наружные стены этих церквей надо протереть по штукатурке, а также всю ограду с улицы вновь покрасить». На соборной церкви, указывал он, «из имеющихся по наружности под кровлей двенадцати клейм с изображением святых, писанных на масле по штукатурке, на четырех клеймах штукатурка отвалилась и изображения требуют поправления». В своем письме он предоставлял смету на исправление указанных работ (в размере 240 рублей серебром) и просил благословения, чтобы приступить к работам[13].

Архимандрит Вениамин внимательно следил за состоянием монастырских церквей и возникающие неисправности стремился своевременно поправлять. В 1864 году «на крыше и главах соборной церкви Сретенского монастыря краска от времени выгорела, а также на шейках под главами штукатурка во многих местах отвалилась». Указывая на это, архимандрит Вениамин писал 25 мая 1864 года святителю Филарету, что «все эти работы удобнее сделать в наступающее лето», и предоставлял смету расходов[14].

Производились необходимые работы и по храму святителя Николая, который пришел, по словам отца Вениамина, «в состояние такой степени ветхости, что его стены угрожали падением»[15]. В письме к митрополиту Филарету от 19 мая 1865 года он указывал, что в сводах над трапезой этого храма показались значительные расщелины, что стены с восточной и южной стороны надо укрепить, входную лестницу вновь перебрать. Под колокольней в сводах, отмечал он, также появилась расщелина, и на колокольне большой колокол (195 пудов 10 фунтов) надо повесить на новые брусья[16].

Уже в июле 1865 года исправление ветхостей в сводах трапезы теплой церкви заканчивалось. И отец Вениамин писал святителю Филарету 3 июля 1865 года о необходимости приступить к возобновлению писанных масляными красками священных изображений на сводах, так как «они писаны неискусной рукой и от давности весьма потемнели, а при починке сводов значительно повредились». Поэтому, указывал он, их необходимо написать снова. Работы по исправлению изображений планировалось поручить академику живописи Фоме Топорову под наблюдением архитектора Корнеева[17]. Планировалось в средине поместить изображение «Отечество», по сторонам крестообразно – четырех евангелистов, к востоку и западу – по четыре апостола, «в ушах» – четыре архангела, на склоне свода к западной стене, в треугольнике, – одно из чудес святителя Николая, на восточной стене над аркой дверной, ведущей в церковь святителя Николая, – Иисус Христос, сидящий на Престоле, с правой стороны – Богоматерь и святая Мария Египетская, с левой – Иоанн Предтеча и святитель Николай[18].

В этом же 1865 году теплый храм во имя святителя Николая с приделом Всех Святых был снаружи укреплен контрофорсами, а внутри в сводах святые изображения написаны вновь масляными красками[19].

В сентябре 1865 года архимандрит Вениамин писал, что, несмотря на то, что «в поддержку этой церкви употреблено 6000 рублей серебром, сбереженных годами в экономии, все равно здание этой церкви нельзя считать благонадежным на продолжительное время из-за невозможности исправить его прочно по его чрезвычайной ветхости»[20].

План-схема церкви святителя Николая Чудотворца[21]


А
– церковь святителя Николая Чудотворца.

В – при этой церкви жертвенник.

С – трапеза, в которой во имя новоявленного святителя Димитрия Ростовского надлежит быть вновь приделу.

Архимандрит Вениамин писал 20 октября 1870 года митрополиту Иннокентию, что «на колокольне Сретенского монастыря колокол, весом в 50 пудов, называемый повседневным, оказывается негодным к употреблению, так как один бок у него вышибен и вновь открывающаяся расщелина увеличивается, а потому нужно его заменить новым». На колокольном заводе купца Самгина, отмечал он, имеется в настоящее время колокол весом в 52 пуда. В письме просил разрешения отдать ветхий колокол купцу Самгину, а от него взять новый[22].

Другая церковь, во имя святой Марии Египетской, писал он в 1865 году, «уже более 18 лет находится в запустении по неимению в монастыре средств исправить ее, и служба в ней не совершается. Между тем она должна быть возобновлена и как церковь, и как исторический памятник древности, восходящий к началу монастыря»[23].

В 1865 году ремонтировались главный монастырский корпус, сарай, конюшня, дровяник, погреб и амбар[24]. Отец Вениамин писал 23 июня 1866 года митрополиту Филарету, что «в большом корпусе Сретенского монастыря, занимаемом братией, деревянные полы и трубы как в верхнем, так и в нижнем этажах весьма ветхие, а потому необходимо сделать трубы и полы новые, переборки переделать вновь с употреблением годного старого материала и с дополнением нового». Работы должны были выполняться архитектором Василием Николаевичем Корнеевым[25]. Ремонт затягивался, и 26 мая 1867 года отец Вениамин снова отмечал: «в большом корпусе, занимаемом настоятелем и братией, в обоих этажах деревянные полы очень рассохлись и в некоторых местах прогнили переводы; в другом корпусе, занимаемом братией же, на каменной лестнице, ведущей во второй этаж, ступени очень стерлись». А потому рассохшиеся полы, писал он, нужно перестлать вновь с дополнением новых досок, переводы положить новые и каменную лестницу перебрать – годные камни употребить в дело, а негодные заменить новыми[26].

Монастырь в управление отца Вениамина, как и в прежние годы, отвечал и за исправление мостовой около монастыря[27].

При митрополите Филарете владыке подавались ежемесячные ведомости о состоянии монастырей. Просматривая подобные ведомости по Сретенскому монастырю, владыка изволил неоднократно выражаться: «Видно, что настоятель смотрит за состоянием монастырей с понятием дела»[28]. И не раз архимандрит Вениамин удостаивался получать благодарственные отзывы.

В сентябре 1865 года архимандрит Вениамин предоставлял в Московскую духовную консисторию сведения о доходах и расходах Сретенского монастыря. Он писал, что Сретенская обитель получает с недавнего времени 4625 рублей серебром ежегодного дохода, но монастырь – заштатный, и потому окладного жалованья из казны не получает, а получает только милостинную дачу – 85 рублей 71 копейку в год, прочие же доходы, которыми содержится монастырь, суть случайные, потому могут при известных обстоятельствах уменьшаться. Увеличения же этих доходов до избытка, исходя из нужд и ежегодных расходов на содержание монастырских церквей, зданий и братии, ожидать нельзя.

Из получаемых ежегодно монастырем 4625 рублей серебром

– 2000 рублей серебром ежегодно расходуется монастырем на ремонт принадлежащих монастырю зданий, на отопление церкви, жилых комнат и кухни;

– 1500 рублей серебром – на содержание братии и прислуживающих, в количестве до 30 человек, и странников, которых на целый год бывает не менее трех человек в день;

– остальная сумма, в немалом количестве, требуется на освещение фонарей, в настоящее время количеством увеличенных, и на страхование зданий[29].

В 1866 году дохода было 11 641 рублей 21 копейка серебром[30].

Среди жертвователей упоминается в документах 1862 года надворная советница Ольга Чеплыгина, которая часть своего капитала завещала Сретенскому монастырю. Отец Вениамин 31 мая 1862 года обращался к митрополиту Филарету с просьбой разрешить процентные деньги, полученные в этом году с этого капитала, частью употребить на поправление монастырских ветхостей (200 рублей серебром), а частью (250 рублей серебром) «по прежнему примеру употребить в раздел настоятелю с братией за поминовение об упокоении значащихся по монастырю помяннику»[31].

Среди пожертвователей известна также вдова Александра Грязева, которая завещала в Сретенский монастырь 300 рублей серебром на вечное поминовение (28 февраля 1866 года)[32].

Упоминается отставной унтер-офицер Афанасий Дмитриевич Невзоров (21 сентября 1867 года)[33].

Жена коллежского секретаря Елизавета Николаевна Шульц в декабре 1865 года пожертвовала в Сретенский монастырь икону Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в створном деревянном киоте. Образ этот был в серебряной ризе (серебро без пробы, 1778 года), корона из зеленых и красных простых стекол. На правой створной половине были следующие изображения: в 1-м отделении – Преображение Господне, во 2-м – Божия Матерь Казанская с мучеником Трифоном, в 3-м – Похвала Божией Матери с архангелами Михаилом и Гавриилом, в 4-м – святой Симеон Богоприимец с Анной Пророчицей и царь Константин с царицей Еленой, в 5-м – мученики Флор и Лавр с святым Димитрием Царевичем и святым Власием. На левой створной половине: в 1-м отделении – Воскресение Христово, во 2-м – Божия Матерь Ахтырская с Иоанном Предтечей, в 3-м – Божия Матерь Иверская с Иоанном Воином и Сергием Радонежским, в 4-м – святитель Николай, преподобный Харитон, ангел-хранитель с великомучеником Георгием и святителем Димитрием Ростовским, в 5-м – пророки Илия и Елисей с святым Василием Блаженным. Оклад был непробного серебра 1778 года.

Вверху, над образом Божией Матери, вложен в киоте крест четвероконечный с литым распятием, мерой в вышину 32/8 вершка, а в перекрестье 12/8 вершка, весом примерно 12 золотников. Внутри креста находились святые мощи мученика Трифона. 25 января 1866 года крест был похищен.

Вместо похищенного креста был пожертвован неизвестной благотворительницей серебряный, с легкой позолотой, четвероконечный крест с мощами без означения имен святых.

6 января 1866 года вдовой коллежского асессора Евдокией Семеновой Бове пожертвован серебряный четвероконечный крест непробного серебра 1706 года, с мощами святых, имена которых были написаны на задней стороне креста: часть пророка Даниила, часть Иоанна Предтечи, святых Андрея Первозванного, евангелиста Матфея, Лазаря Четверодневного, младенцев, от Ирода убиенных, мученика Меркурия, Пантелеимона Целителя, Евстафия Плакиды, мученика Прокопия, Феодора Стратилата, Иакова Перского, Георгия Победоносца, Димитрия Солунского, архидиакона Стефана, Антипы Чудотворца, евангелиста Марка, евангелиста Луки, апостола Варфоломея, апостола Филиппа, Игнатия Богоносца, апостола Варнавы, Василия Великого, Иоанна Милостивого, Гурия Казанского, Григория Богослова, Спиридона Чудотворца, Иоанна Златоустого, Пафнутия Боровского, Германа Свияжского, Варсанофия Казанского, царя Константина, князя Владимира, князя Александра Невского, князя Георгия Владимирского, Пимена Великого, Григория Декаполита, Ефрема Сирина, Михаила Малеина, праведной Анны, первомученицы Феклы, великомученицы Варвары, великомученицы Анастасии, мученицы Екатерины, мученицы Параскевы; часть Древа Креста Господня, часть камня Гроба Господня, часть ризы Пресвятой Богородицы, часть камня Гроба Богородицы.

Крест этот был врезан в средину створного киота и хранился в святом алтаре на жертвеннике.

Отец Вениамин просил 31 января 1866 года благословения митрополита Филарета пожертвованные два серебряные со святыми мощами креста и икону в створном деревянном киоте внести в монастырскую церковную опись[34].

Архимандрит Вениамин был крайне начитан, разносторонне образован и любил книги. Он был знаком и переписывался со многими известными подвижниками своего времени. Сохранилось письмо настоятеля Козельской Введенской Оптиной пустыни архимандрита Моисея (

Категория: Обзоры новостей и событий | Просмотров: 1486 | Добавил: Александр_Рукавишников | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Икона дня


Банерная сеть Александра Рукавишникова



Поиск

Календарь
«  Декабрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Архив записей

Наш сайт в каталогах
 Rambler's Top100


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Мы рекомендуем
 

   

Copyright  Uralteologia
Design Alexandr Rukavishnikov 
© 2016